Страшно хорошие люди

Автор: admin от 2-01-2017, 18:00, посмотрело: 211

0
Мы все хотим быть хорошими. Это естественно.

Мы хотим быть хорошими не только в своих глазах, но и в глазах других. Это тоже естественно. Потребность к одобрению – это одна из базовых потребностей. Что в этом плохого? Ничего. Это не хорошо и не плохо, это естественно, это нормально.
А что может быть плохого в том, чтобы хотеть быть хорошими? Ведь это же хорошо! Это же хорошо, когда у человека есть моральные ориентиры, нравственные ценности. Человек хочет быть хорошим – значит, он стремится стать лучше, так ведь?
Как бы не так.

«Быть хорошим» и «стремиться стать лучше» – это принципиально разное понятия. Чтобы стремиться стать лучше, нужно сначала признать, что ты недостаточно хорош. Признать и начать работать над собой.

А работа над собой – это больно. Это трудно, это требует усилий. И самое главное усилие – это признать собственное несовершенство, свои ошибки, что ты не такой хороший, как думаешь, что даже местами плохой – а это тяжелый, для многих просто непосильный труд.
Но есть ведь и другой путь. Зачем все эти мучения, зачем что-то делать, что-то признавать, когда просто можно убедить себя в том, что я – хороший. 
Я – хороший. И повторять это как мантру. Я не совершаю ошибок, потому что я – хороший. Я всегда прав, потому что я – хороший. Если вы считаете иначе, вы не правы, потому что я – хороший. Это аксиома. А тот, кто считает иначе – он плохой. Все просто.

Я хочу поговорить сейчас о тех людях, которые страшно хотят быть хорошими. Они одержимы этой потребностью, одержимы своей «хорошестью». 
У них эта потребность гипертрофирована, это болезненная, острая необходимость, такой человек душу продаст чтобы быть хорошим. Я – хороший! Я – хороший! Я – хороший! Он твердит это как мантру, как молитву, как заклинание.
И делает на самом деле страшные вещи.

ПРИМЕР 1. СТРАШНО ХОРОШАЯ МАТЬ.

Она очень хорошая. Просто лучшая. Она знает все о воспитании ребенка и делает все, чтобы ему было хорошо. Чтобы у него было все лучше всех. У него лучшие игрушки, лучшие вещи. Его окружает только все самое лучшее. А то, что не лучшее – ему недоступно.

У Лавкрафта была такая мать. Она кормила его только сладостями, наряжала как маленького принца, не стригла кудри и не разрешала читать книги, которые могли бы его расстроить. В результате как только он от нее освободился – подстригся почти налысо и стал писать ужасы. 

Такие матери загоняют ребенка в ловушку. Ребенок пытается вырваться из нее, но даже не представляет как, потому что все же вроде хорошо. Он не может ей противостоять, потому что он не знает – чем. Он не знает, чего он хочет, потому что ему некогда хотеть. Но даже если он и знает, то уверен в одном – маме нельзя этого говорить. Потому что мама расстроится. А ведь она всю жизнь положила, чтобы тебе было хорошо. Поэтому не расстраивай маму. Нельзя. Просто говори, что все хорошо. 

Что происходит?

Матери на самом деле наплевать на то, что происходит с ее ребенком. Она его не видит. Она видит образ. Прекрасного ребенка. Хорошего. А то, что не вписывается, она видеть не хочет.

У ребенка развивается депрессия. Он чувствует себя в тюрьме. Он не нужен. Есть свод правил, которые нарушать нельзя. Есть эмоции, которые испытывать нельзя. Нельзя дружить с тем, с кем нельзя, нельзя смотреть, думать – ничего нельзя. Нельзя жаловаться – потому что на что? Ты же не хочешь быть неблагодарным! Мы ж столько для тебя сделали!
 
Тут события могут развиваться по-разному. Или ребенок все-таки понимает, что он хочет и находит в себе силы противостоять – и тогда начинается: «Неблагодарный! Как ты мог!» Он тут же перестает быть хорошим, но виновата не мать – это отцовские гены все. Или влияние кого-то еще. Близкого друга, например. Но это в лучшем случае.

В худшем – ребенок делает что-либо с собой. От безысходности. От того, что его никто не слышит. Или от того, что он не оправдал доверие матери, не хотел быть неблагодарным, например.

Или не с собой.

Агрессия может направляться вовнутрь, а может – на кого-то еще. 

Когда она узнает, что этот ребенок избил или изнасиловал одноклассницу, стал живодером, наркоманом, что происходит? Отрицание. Это неправда. Он хороший! Это вы все врете! Я же хорошая мать, я хорошо воспитала ребенка! Мой ребенок не может этого сделать! А если оказывается, что может, то – его заставили! Это все его дружки! Говорила ему, не общайся с ними, он такой доверчивый! 

Это вот, кстати, к разговору о том, кто виноват – подросток, уличенный в жестокости, или родители, которые это допустили. Конечно, родители. Страшно хорошая мать не заметит патологию. Она закроет глаза на то, что ребенок мучает животных, бьет малышей в песочнице – вам показалось, он хороший, и нечего наговаривать на моего ребенка! Страшно хорошая мать уверена в том, что все хорошо. И не ведет ребенка к психологу, не пытается купировать патологию, или же она сама является причиной ее развития, подавляя раз за разом волю ребенка. Воля ребенка сжимается, как пружина, а потом эта пружина выпрямляется, и мать хватается за голову – как так?! Она всегда была хорошей девочкой! Он всегда был хорошим мальчиком! Чего ему не хватало! Я всю жизнь положила… 

Или может быть не так все трагично – ребенок просто вырос и закрылся. Раньше все рассказывал, потом перестал. И такая мать приходит на прием и говорит, что вот что-то не так с моим ребенком – это вот жена на него повлияла, наверное… или работа… или окружение… Он всегда был открытым со мной, а сейчас – нет…

Хотя проблема не в ребенке, а в матери, которая не может допустить, что ребенок вырос и оторвался от груди. Или что он считает, что не такой хороший, как она мечтала, и ему не хочется ее разочаровывать… Потому что маму нельзя огорчать. Потому что все должно быть хорошо.

Мать Лавкрафта. Помните о ней.

ПРИМЕР 2. СТРАШНО ХОРОШИЙ ОТЕЦ.

Тут немножко наоборот. Он не балует. Он растит настоящего мужика. Чемпиона. Сын у него – победитель всего, чего только можно. Отличник. Ходит в секции и занимается всем-всем-всем. Не пьет, не курит. Отцовская гордость.

 
На самом деле сын до обморока боится отца. Он боится его разочаровать. Он слышит, как отец говорит о неудачниках и противопоставляет всем своего сына. Он слышит, как отец говорит: «Да если бы мой сын стал п*д***сом, я бы убил его! Но он таким никогда не станет!» Отец его ни разу не ударил. Он не бьет, он же хороший отец. Потому что сын и так все понимает.

У сына в результате так же срывает крышу. Если он где-то не стал самым лучшим, он прыгает из окна, он идет на подлог, на преступление – потому что он должен быть лучшим. Обязан. Не потому что это ему лично надо, а потому что он до ужаса боится быть не таким, каким его видит отец. Или спивается, становится наркоманом, всячески уходит от реальности – тогда не так страшно.

Почему это происходит?

Потому что отец тоже не видит сына. Он видит образ. А на желания ребенка, на его личность ему наплевать. А ребенок чувствует свою ненужность. Он изо всех сил хочет порадовать отца, хочет обратить на себя его внимание, но тому нужны только подтверждения собственной идеальности. 

Ну понятно, если он не оправдывает доверия – это все мать виновата, зализала. Или – друзья, окружение – все, кроме отца.

И если мать еще страдает долго по поводу неблагодарности ребенка, то отец – сразу от него отказывается. У меня нет больше сына. Или у меня нет больше дочери. Всё, опозорил, не оправдал – до свиданья.

Такой разительный контраст от «люблю-обожаю» до «ты мне больше никто» еще может быть у деда с бабкой, там тоже вот любили-любили, но чуть что не так – сразу отказ, это не наша кровь, это от невестки (зятя) и ее (его) родни. Мы же хорошие люди. Мы воспитали хорошего ребенка, он тоже хороший человек. Если бы нам дали воспитывать или если бы он сам воспитывал, все было бы хорошо. Но он же не один, там же все они… их кровь, их порядки – это они все испортили. Первый же шаг наперекор – и все, из любимого внука или внучки ребенок ребенка превращается в «не нашу кровь». 

Я не буду это выделять в отдельную графу, потому что дед с бабкой – это практически то же, что родители, только с небольшими нюансами.
 
У женщины с возрастом усиливается материнский инстинкт. Если она не успела нанянчиться с собственным ребенком, что-то ему недодала, она компенсирует это во внуках. Так что тут включается Страшно Хорошая Мать. Она отдает всю себя, но у нее нет такого влияния на ребенка, как у матери. И в случае, если с ребенком что-то идет не так, ей, в отличие от матери, проще от него отказаться. Я же не мать, я всего лишь бабушка. Это не я же его воспитывала, у него родители есть. Я своих уже воспитала, а это не мое.
Ну и дед тоже так же – если он недовоспитал сына, он может попытаться довоспитать внука. Но так же – отказ, если что-то не так – я дед, пусть родители сами думают, что их чадо натворило, сами рожали, пусть сами и расхлебывают.

ПРИМЕР 3. СТРАШНО ХОРОШИЙ ГРАЖДАНИН.

О, таких много. Они ходят в церковь. Они постят котиков. Они возможно даже патронируют какие-нибудь приюты для животных. Они патриоты. Они хорошие люди. Страшно хорошие люди.

Но. Они готовы закидать камнями любого, кто попытается усомниться в чистоте их идеалов. Они будут проклинать любого, кто скажет, что он не верит в Бога. Они будут издеваться над ним, призывать проклятия на его голову – как он мог?! Что он себе возомнил?! На кого он вообще?! 

Они будут грязно ругаться на жертву изнасилования – сама виновата.
Они будут защищать недобросовестного священника – много вы понимаете!
Они будут требовать жестокого убийства тех, кто плохо обращается с животными. 
Они будут кричать, что детей, которые не почитают родителей, следует убивать еще младенцами. 
Они будут радоваться смерти тех, кто по каким-то им видимым причинам не любит их родину. 

Национализм – туда же, в эту же корзину. 

Все это они будут делать, конечно же, не так явно – они будут это делать в интернете.
Если бы сейчас была жива Инквизиция, и им бы сказали, что ведьм можно сжигать, они бы сделали это. И не в вере дело.
А в том, что они хорошие. А ведьмы – плохие. А добро обязательно победит – поставит зло на колени и жестоко убьет.

Я сейчас скажу, возможно, страшные вещи. 

Ведьм сжигали не только из-за денег, из зависти, из фанатизма, нет. Ведьм сжигали страшно хорошие люди. Которые очень хотели быть хорошими.

Почему так происходит?

Потому что это вот желание быть хорошим – неспроста. У всех этих людей, если покопаться, очень много детских травм. Их когда-то недолюбили родители. Или на них не обращали внимания. Это же детское – я буду хорошим, и мама меня полюбит
И ради этого можно идти на все, что угодно.

Эти вот невыросшие дети, которым болезненно необходимо одобрение – неважно чье, -  стараются делать хорошие вещи. Они маскируют свою боль, свой страх быть отвергнутым, свою обиду, свою агрессию в адрес тех, кто их не любит, но в чем страшно себе признаться – они прячут это глубоко внутрь себя. И стараются изо всей силы быть хорошими.

Идут в церковь. Поддерживают приюты. Растят чемпионов. Воспитывают детей. У них часто очень позитивные профессии – это может быть врач, учитель, что-то такое социально очень одобряемое. Они любят родину. Они хорошие.

Только вот боль и обида никуда не уходит. И она прорывается вот в такой агрессии против тех, кто пытается обесценить это хорошее, что у них есть.
Поэтому они восстают против тех, кто считает, что с церковью что-то не так. Потому что церковь – их гарант того, что они хорошие. А то, что священник недобросовестный – так это даже хорошо, это поддерживает его самооценку. Если он несовершенен – это не страшно, вот видишь, священник – и тот не без греха. А тут какой-то гад пытается сказать, что церковь не права – ату его! Сжечь ведьму!

В принципе, тут не в церкви дело. Не в самой вере. Не в религии. А в том, что это для него – гарант его хорошести.

Он любит котиков – смотрите какой он хороший, разве может такой человек быть плохим? Нет. Он патронирует приюты…
Он может делать очень много добрых или социально одобряемых дел. Искренне. Не потому что ему этого хочется. Он покупает себе индульгенцию. Это – его справка, его диплом хорошего человека.

Чем это отличается от просто хорошего человека?

Просто хороший человек делает это искренне и не испытывает неадекватной ненависти к другим людям.
Вот заметьте. Была жуткая статья о живодерках. Нормальная реакция человека – ужас какой, их надо изолировать, потому что они психически больны и опасны для общества. 

Реакция Страшно Хорошего Человека: убить их за то, что они сделали с животными!

Была не менее жуткая статья о подростках, которые сбежали из дома, отстреливались и погибли. История спорная, но. Страшно хорошие люди будут кричать, что  так им и надо, надо было их сразу застрелить.

Про изнасилования – так им и надо, сами виноваты. Про религию – вот пусть вас и отпевают в хозяйственном магазине, не ходите в нашу церковь! Про другие страны – вот пусть вас и насилуют беженцы, будете знать…
Ну и так далее. 

И это говорят не какие-нибудь там бывшие заключенные, это бандиты, люди с низким культурным уровнем, тремя классами образования – нет, это говорят люди культурные, образованные, уважаемые. Порядочные люди. Хорошие. Очень хорошие. Страшно хорошие люди.

Люди, внутри которых сидит страх быть плохим. Страх быть недостаточно хорошим. Внутри которых сидит боль – оттого что если он не будет хорошим, его не будут любить. И эта боль, эта обида, этот страх – эти чувства настолько сильны, что они затмевают голос разума. И человек даже сам не осознает, что говорит и думает страшные вещи. Его переполняет ненависть ко всему плохому. Его переполняет ярость. По отношению ко всему, что не так хорошо, что осуждаемо. 

Когда у человека есть внутренняя неуверенность, проблема, которую он не может решить, а еще лучше – в которой он сам не может себе признаться, у него начинается смещение. Свое бессилие, свою злость на себя, на ситуацию, на то, о чем говорить нельзя – он маскирует под другое чувство.

Он может злиться на: 
- маму, которая недолюбила; 
- на жену, которая бросила; 
- на себя, который не смог добиться любви мамы и удержать жену;
- на себя, который не смог устроиться на ту работу, о которой мечтал;
- на что угодно.

Но он не может себе сознаться в том, что он злится на маму и еще хочет ее любви. Что до сих пор не простил ей невнимания. Не может сознаться, что сам виноват в том, что ушла жена, и тем более, сделать что-то, чтобы все исправить. Не может сознаться, что проблема с работой – это проблема его страхов, нежелания что-то изменить в себе. Не может сознаться, что он что-то сделал не так, и что он это что-то должен исправить. И это все копится, копится…
И тогда психика советует: А давай как будто мы с тобой злимся, на… - и подсказывает какую-нибудь глобальную идею. Это может быть национализм, религия, все что угодно. Что объединяет по какому-то глобальному признаку. Объединяет хороших парней. Как в комиксе. Все, что мы делаем – хорошо, потому что мы – хорошие парни. 
Так и здесь. То, что мы делаем – хорошо, потому что мы – русские, с нами Бог. То, что мы делаем – хорошо, потому что мы патриоты. Потому что мы любим животных. Потому что мы верим в Бога. 
Соответственно, у меня есть защита, есть справка – я хороший.

А моя агрессия на неустроенную жизнь переключается на врагов моего сообщества. Если я хожу в церковь – я ненавижу грешников, если я патриот – я ненавижу всех, кто не любит мою страну, если я представитель великой нации – я ненавижу тех, кто не представитель моей нации.
Все, кто не со мной – против меня. Они мои враги. Я их ненавижу. 

Но это не страшно. Потому что я же не один такой, нас много. Я их ненавижу не потому что я плохой, я ненавижу тех, кого можно ненавидеть. Я могу ненавидеть и быть хорошим.

Смотрите как получается. Человек получает право считать себя хорошим человеком – только из-за принадлежности к определенному сообществу. А также – он получает право ненавидеть. Он может направить свою агрессию в конкретное русло. И остаться хорошим при этом.

Да. То, что я говорю, не имеет никакого отношения к обычным патриотам, людям верующим и в разных отношениях положительным. Я говорю о таких вот… упоротых, что ли. Которые всегда на любую тему начинают холивар, брызжут слюной и направляют свою ненависть – ну словно канал открылся и – ну можно, давай уже, лей. У которых тут же эмоции заслоняют разум. Кто начинает фанатично истерить, вести себя агрессивно, оскорблять собеседника, призывать к убийствам и терять человеческий облик. Ну часто же встречали такое. Общались с человеком, все вроде нормально было, раз, острая тема – и перед вами уже не человек, а – Халк ломать! Плюющееся ядом чудовище с ограниченным набором цензурных слов и ненавистью в глазах. Как оборотень при виде луны – ауууу!!! – и понеслось, когти, рычание, оскал, вот это все…

А потом успокоился – и все ок, снова обычный человек, уважаемый, культурный, котиков постит… как и не было ничего. И все хорошо. До следующего полнолуния. 

Так что давайте прислушаемся к себе. Мы все хотим быть хорошими, правда? Но насколько мы этого хотим? На что мы готовы пойти для этого?
И еще. Когда нам пишет человек, с которым мы не согласны, как часто нас это выводит из себя? Действительно ли то, что он пишет, достаточно для того, чтобы прийти в ярость?

Или дело в нас?

Действительно ли мы любим своих детей? Или нам просто важно, чтобы все считали нас хорошими родителями? Действительно ли мы любим свою страну, или нам просто важно, что подумают о нас друзья на фейсбуке? Действительно ли я верю в Бога, или это моя уверенность в послезавтрашнем дне? Я оправдываю неблаговидные поступки священника – потому что действительно считаю его правым, или просто мои поступки еще более неблаговидные, и это мне дает уверенность в том, что я, несмотря на это, все равно хороший? Действительно ли на моих детей влияют другие, или я плохая мать, и не уделяю времени воспитанию дочери? Действительно ли мне важно, чтобы сын учился там, где я хочу, потому что это будет для него лучше – или просто мне будет приятно хвалиться перед друзьями, что я дал сыну хорошее образование?

Нам всем есть над чем подумать. Если мы признаемся, что мы не очень хорошие, а кое-где даже совсем плохие – у нас есть шанс исправить это. Мы можем поработать над собой и стать хорошими. Ну может, не очень, но все же хорошими.

Но если мы не хотим это признавать… если мы боимся взглянуть в лицо своему страху… то мы рискуем стать страшно хорошими людьми.

А это действительно страшно.

Даже если у нас при этом будет справка.

Категория: О психологии и психологах

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *